Галина Макеева (galina_makeeva) wrote,
Галина Макеева
galina_makeeva

Categories:

Тайна Ульяновых. Сельский рассказ – аппассионата.

            Оба помещаемых ниже материала были опубликованы в газете «Контраргументы и факты» в апреле 1993 года ко дню рождения В.И.Ленина. При определении жанра второго материала мы в редакции задумались. Что это за материал? Письмо в редакцию? Рассказ? Сельский рассказ? – Да, это было письмо в редакцию от Н.К.Рудометовой из села Красное Херсонской области. И это был рассказ. Это был сельский рассказ. Но в нем звучало еще и что-то такое, что заставило нас придумать новый жанр и озаглавить материал «Сельский рассказ – аппассионата».

ТАЙНА УЛЬЯНОВЫХ.


               Он стал повсеместно известен еще до совершеннолетия. Начиная со старших классов гимназии, в университете и потом, куда бы он ни шел, впереди него перешепотом  передавалась его визитная карточка. На ней значилось: брат казненного за покушение на цареубийство. В революции ни одна жертва не приносится зря. Старший брат не сразил самодержавного монстра, но создал младшему брату ореол, который избавляет от необходимости длинных объяснений, кто ты есть. Этот-то ореол в полной мере послужил революции, когда молодой Владимир Ульянов проезжал всю Россию от Шушенского до западной ее границы, имея дерзкий план создания новой партии. Кратковременных остановок в центрах и захолустьях хватало ему для установления необходимых контактов, получения явок, адресов и паролей. К любому другому местным революционерам пришлось бы долго приглядываться, проверять его на надежность, на предмет сотрудничества с охранкой, прежде чем доверить сведения, от которых зависела их собственная жизнь и свобода. Однако обычные предосторожности конспирации при обращении к этому – брату повешенного за покушение на цареубийство – упрощались многократно. 
               Еще одну услугу старший брат оказал младшему ценой собственной жизни – сорвал перед ним маски с того гнусного социального слоя, к которому принадлежал и сам Владимир Ульянов, который обманул, заболтал, отвлек на себя время и энергию многих поколений революционеров.
               



              Владимир Ульянов принадлежал к узкому слою интеллигенции. Даже к совсем узенькой прослойке этого узкого слоя - к дворянской интеллигенции. Либеральные и народнические речи были лингвистической средой, общепринятой в этом слое. Тонкая ирония по поводу тупости властей и членов правящей династии, томные порывы к западной демократии, глубокие вздохи о русском мужике, - все это модное тогда говорение присутствовало и в провинциальном светском салоне, которым являлся и дом Ульяновых в Симбирске. Здесь часто бывало много гостей – игравших в шахматы и просто болтавших, любивших порассуждать о российской мерзости, о вольнодумном графе Льве Толстом, о новинках литературы, о роли России в западной и восточной истории, о загадочной душе русского мужика, о свободе.
                Всех этих «либералов» и «народников», «славянофилов» и «западников» будто корова языком слизнула, как только в Симбирск пришло известие об аресте его старшего брата. Ни одного знакомого (!) не удалось найти, который согласился бы сделать самое простое, самое естественное, самое безобидное в этой ситуации – проводить мать Марию Александровну до ближайшей железнодорожной станции, чтобы она поехала туда, где смерть нависла над ее сыном.
                Этот урок молодой гимназист Владимир, бегавший по Симбирску и тщетно умолявший недавних «друзей семьи» помочь маме, усвоил прочно и глубоко. Он вообще усваивал все хорошо и надолго. С тех пор едва ли не в половине случаев он поставит слово «интеллигенция» в кавычки или употребит его в сочетаниях вроде «интеллигентские выкрутасы». Словоблудие, ханжество, угодничество, низкопоклонство перед властью, прикрытое лакейскими сплетнями о ней, отступничество, предательство, - все эти черты его родной социальной среды обнажились перед ним резко, однозначно, шокирующе подло и мерзко. Этот урок сэкономил ему (и, значит, революции) годы, если не всю жизнь. С тех пор он никогда не будет заблуждаться относительно истинной цены «образованного», «интеллектуального» слоя российского общества, не потратит лишнего времени на салонные беседы, будет сразу распознавать светскую салонность  в революционных кружках и изгонять ее оттуда страстно, яростно, вскипая благородным негодованием и презрением.
                Владимир был подготовлен Александром.  Вообще профессиональными революционерами не рождаются. Даже не становятся. Их рождают, становят усилиями предыдущих профессионалов революционной борьбы. Их важнейшая характеристика – не их личные качества и способности, а тот номер, тот отрезок дистанции, место между предыдущим и последующим, которое им отведено их таинственным братством в эстафете борьбы за прогресс. Кто не понял этого, тот вообще мало что понял в истории и обречен на мещанские пересуды о «гениях» и «злодеях».
                И если сегодня слышны охи и ахи по поводу отсутствия нового Ленина, то исходят они от людей, которые так и не поняли тайны эстафеты Ульяновых. Ибо Ленины не появляются, а создаются. И будут созданы, так как эстафета Ульяновых давно уже подхвачена, уже проносится по новому участку тернистого пути. Проносится теми, от кого обыватель, пассивно ожидающий пришествия нового Ленина, в ужасе шарахается так же, как в свое время либерально-народническая шваль шарахалась от имени Александра.

Г.КОСТЮК.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
22 апреля – день рождения профессионального революционера Владимира Ульянова
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 

СЕЛЬСКИЙ РАССКАЗ-АППАССИОНАТА.


                Памятник Ленину пока все в том же состоянии. А на фигуре воина-освободителя над братской могилой на местном кладбище добавился удар топором в спину. К годовщине смерти не удалось отремонтировать, ибо отступились, как я раньше писала, и председатель сельского совета, и директор совхоза. Я составила тогда план: 1) Выяснить общественное мнение в селе. 2) Собрать деньги при подворном обходе. 3) И в обход предателей, с помощью честных, оставшихся преданными Ленину людей, - отремонтировать.
                Я верила, и оправдалась вера. На своей улице 20 дворов обошла. Было только два отказа (зажиточные дворы, но нечестным трудом нажившие состояние – все село знает! – так что закономерно). Все же давали по 30, по 50, по сто купонов. Собрала только за два обхода 3 тысячи 200 купонов, да сама дала 1500 купонов.
                В совхозе беседовала среди рабочих в плотницкой бригаде, в стройбригаде, в гараже. Большинство остались верны. Отрезвляюще действует сама обстановка. Люди сказали (и начальство было в гараже, тоже присоединяется!), что сделают своими руками все, что надо. Изготовили уже 4 щитка металлических, на которых напишем: «Охраняется народом». Председатель сельсовета уже добавляет: «И законом». (Я ему доказала, что люди с Лениным.) Штакетник для восстановления бывшей ограды вокруг памятника Ленину стоит очень дорого: 100 купонов за одну штакетину! Решили (дал предложение старший плотник) сделать ограду из металла – из арматурных прутьев. Но сейчас ушел в отпуск наш газосварщик. Ремонт сделают рабочие стройбригады, но когда будет тепло. Надо, конечно, ко дню рождения! Краску дает пионерлагерь (завхоз, он же дал 200 купонов). Обещали помочь и в кооперативе по строительству домов для переселенцев из Магадана. Что-то сдвинулось. В группу по охране памятников вошли пять человек: юрист совхоза (теперь уже совхоза нет, переделали в коллективное хозяйство), плотник, два молодых парня, шоферы. Надо теперь идти для беседы в школу, ибо сказали мне, что разрушали постамент старшеклассники. Директор дал согласие на проведение беседы – и охотно, с пониманием. Но дело за мной. А я пенсионерка, у меня болячек много. Но пока не на кого надеяться, чтобы заменили меня. Как всегда бывает, не хватает инициативных людей («мы ВЫПОЛНИМ»). И с марта, а то и с конца февраля в селе начнутся работы на земле, а это очень и очень утомительно. Вот почему мне так хотелось сделать что-то по ремонту до весны, пока еще могу оторвать, урвать время. Но… Хорошо, что выяснила настроение людей. Это для меня моральная поддержка.
              
              ПОСТСКРИПТУМ: Юрист проинформировала, что теперь совхоз (коллективное хозяйство) берет под опеку мемориал в честь погибших воинов, памятник Ленину и памятник воинам, погибшим при защите села. Ранее оно так и было, но потом директор совхоза, председатель сельсовета, бывший парторг отреклись. Я тогда предсельсовета на его слова «у нас нет памятника Ленину» (он его списал!) сказала в лицо: «А у нас – есть!» Теперь сдались!!! Что значит общественное мнение.
                На селе – отрезвление. Но люди в каком-то сне. Они ждут, кто бы прекратил это безудержное повышение цен. А вот того, что они должны действовать, не допустить этой ваучеризации, - не понимают как-то. Отказаться бы всем и повсюду, объявив громадой, что земля не продается! Вернее, понимают, но действия нет. Я жду вашу газету, она содержательная.

Н.К.РУДОМЕТОВА,
с.Красное
Херсонской области.



«Контраргументы и факты»
ОРГКОМИТЕТ ПАРТИИ ПРОГРЕССА
/РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ/

№ 4 (26) апрель 1993 года
(тираж 11000)
Стр. 8   
Tags: Ленин, газета "Контраргументы и факты", история, народ как движущая сила истории, революционеры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments